Новый «Джокер»: романтизация синдрома жертвы

Заоблачные рейтинги. Восхищённые отзывы критиков. Всеобщее молитвенное благоговение.

Однако что в действительности стоит за лентой Тодда Филлипса? Так ли честен со зрителями режиссёр? И как вообще отделить зёрна от плевел, когда критическое мышление отходит на второй план в рамках мощного единодушного социального одобрения столь неоднозначной картины?

IMG_0515 district-f.org

По множеству причин я обычно не пишу рецензии на кино. Пугающее количество положительных отзывов к ленте побудило меня высказаться. В сегодняшней публикации я хочу поделиться альтернативным мнением, закрыть свой гештальт и постараться открыть читателю глаза на некоторые противоречия и софистические аспекты фильма.

👁‍🗨 СОДЕРЖАНИЕ СТАТЬИ: ЧАСТЬ 1 / ЧАСТЬ 2 / ЧАСТЬ 3 / ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЧАСТЬ 1

Итак, история нового «Джокера» повествует о жизни «маленького человека», в которой есть место трудностям, неудаче, борьбе, душевным тревогам и стенаниям, несправедливости, неожиданным «сюжетным» поворотам, скверным новостям. Казалось бы, чем это отличается о обыкновенных (но от этого не менее полноценных) жизней абсолютного большинства населения планеты?

Однако ситуацию серьёзно усугубляют эмоциональные и психические расстройства, вызванные детскими травмами, генетикой, пробелами воспитания, которые, при отсутствии должной внутренней проработки, в дальнейшем обросли повышенной ранимостью, пассивностью и негативизмом.

Так, в начале фильма Артур Флек предстаёт пред зрителем печальным, сломанным человеком, к которому с первых мгновений и априори проникаешься состраданием, жалостью, эмпатией. Доверившись этому чувству, ты самозабвенно погружаешься во внутренний мир главного персонажа, ожидая узнать его «историю». В конце концов, никто тебя не осудит за гуманизм. Способность к сопереживанию — это так по-человечески…

Именно эти эмоции и эксплуатирует режиссёр в течение всего хронометража, ловко подменяя понятия, манипулируя, обобщая, в результате чего чистая, искренняя эмоция, появившаяся к Флеку как человеку с ограниченными возможностями, каким-то образом медленно перерастает в поощрение его поступков и действий в роли Джокера. Это чем-то напоминает фокус со скатертью.

Сюжет построен таким образом, что вся картина подаётся зрителю недвусмысленно и ультимативно: сквозь призму взгляда Артура Флека. Напомню, взгляда крайне субъективного (прямо сказать, объективизм вообще относителен).

А так как психика Флека весьма специфична, то и зритель находится в условиях неполной информации и почти лишён возможности увидеть ситуацию целиком. Это можно сравнить с шорами.

Как результат, даже несмотря на убийства и «карательные акции», зритель не то что не осуждает Джокера, он испытывает сильный эмоциональный подъём и удовлетворение, окрестив Флека едва ли не Героем Новейшего времени.

Из-за тонкого и манипулятивного стиля режиссёрской подачи зритель начинает «зеркалить» эмоции своего кумира. Поэтому катарсис Джокера стал так заразителен, мощной волной накрыв зрительскую толпу. Это удивительно, но, подобно Джокеру, которому не в силах постичь и осознать содеянное, так же и зритель теряет способность к критическому мышлению — им манипулируют и преподносят ситуацию лишь под одним углом. В этом заключается парадоксальность и губительная сила этого фильма.

IMG_8374 district-f.org

Так, создав почву для сочувствия, Филлипс (режиссёр) начинает безосновательно вплетать в канву сюжета темы неравенства и тоталитаризма, свободы и анархии, выкручивая до упора их «громкость», неискренне «подслащивая» для эффекта «нужные» ему моменты глубокой красивой музыкой и подводя зрителя к наиболее «удобному» выводу: во всём виновата «Система».

Да, история знает, увы, немало вопиющих случаев порабощения Системой целых народов и временных вех. Тщательно скрываясь под маской добродетели, Система живёт и паразитирует и сегодня, скармливая своим нерадивым и наивным детям ложные ценности и «факты» посредством поп-культуры и дезинформации…

👁‍🗨 Наверх

ЧАСТЬ 2

Однако вернёмся к Артуру Флеку. Так ли имеет место «Система» в его жизни? Ведь если опустить действительно тяжёлое детство (которому, увы, так и не нашлось внимания в затянутом 2-часовом хронометраже), случаи «несправедливости», которыми пытается оправдать поступки Джокера режиссёр, выглядят надуманными и вымученными.

После выхода из психиатрической лечебницы свои будни Флек занимает обычными ежедневными рутинами: работой, сеансами психотерапии, просмотром телевизионных передач с пожилой матерью. Всё относительно. Возможно, это не самая праздная, интересная и беззаботная жизнь (да и каждому ли таковая по душе?), но её нельзя было бы назвать никудышной, если бы центральный персонаж не страдал от психологических и когнитивных нарушений и, как следствие, искажённого восприятия действительности, из-за которого он хронически ощущает себя жертвой обстоятельств.

Так, несмотря на ментальные проблемы, Флеку удалось получить работу, которую он, как сам отмечает, любит (и которая была выбрана не по остаточному принципу, а решительно вторит его мотивации стать комиком). Теряет же он её по глупости и непростительной беспечности, выронив в детском отделении онкологии пистолет. И трагедия как раз в том, что Флек прекрасно понимает, что оплошал, но он не готов в этом себе признаться, нести ответ. Поэтому, дабы избежать последствий, он предпринимает слабую попытку выкрутиться: он врёт своему агенту о том, что это был лишь реквизит.

Флек зациклен. Ему нет дела до безопасности окружающих людей, элементарной этики и особенностей ношения оружия. Куда там… Он так глубоко проваливается в эскапизм, что даже делает пулевое отверстие в стенке собственной квартиры.

Кстати, я опускаю уже тот момент, что Флек всё же из психбольницы вышел. Хотя реальность такова, что на протяжении многих лет в развитых странах делается огромный теневой бизнес на удержании людей в психиатрических больницах и тюрьмах. Но вы об этом нигде не прочтёте, потому что сейчас реальной Системе нужно, чтобы вы жадно поглощали массированные вбросы на тему инклюзивности и экологии. Ну и ладно.

Итак, Флек — Система 1 : 0.

Далее. Да, глумные и эмоционально ограниченные подростки воруют плакат и избивают Флека. Человеческая жестокость налицо. Виновата ли в этом «Система»? — зависит от локуса контроля. И у центрального персонажа он, увы, экстернален.

Мир не вчера стал беспардонен, суров, несправедлив. Это нелицеприятная правда. Обратная сторона медали. И вопреки тому, что человечество переживает сейчас невиданный доселе расцвет гуманизма, обществу, увы, далеко до глобальной цивилизованности. Однако бессмысленно и глупо использовать этот аспект для оправдания своих неудач.

Важно понимать, что боль, в том числе и эмоциональная, — это самый древний механизм защиты, мощный инструмент эволюции. Без неё человечество попросту бы вымерло. Другими словами, боль и негативный опыт полезны. Это делает нас сильнее, позволяя выносить жизненные уроки.

Но разница в том, что адекватный, мудрый человек не превращает свой опыт в религию страданий, держа подобно золочёному кубку над головой.

И тем не менее многим людям в угоду психики и воспитания проще сетовать на обстоятельства, судьбу и «Систему», нежели работать с «зонами роста» и восприятием… Впрочем, это личный выбор. В конце концов, Красная таблетка — не для всех.

Так, агент просит Флека вернуть деньги за плакат (напомню, и без того разоряющемуся) работодателю. Это называется просто: ответственность за порчу имущества. И тот момент, что Флека избили (как бы не хотелось фанатам персонажа), никак не освобождает его от ответственности.

Другой вопрос, почему нужды Флека режиссёром ставятся выше, чем нужды вышеупомянутых работодателя и агента? Флек желает, чтобы, вопреки болезням и его далеко не самым «очаровательным» странностям, его априори воспринимали всерьёз. Но когда дело доходит до инициативы и решения вопросов, он предпочитает закусить обиду, создав внешнего «врага» — мир. Двойные стандарты?

Так же, подобно лакмусовой бумажке, о намерениях Флека красноречиво говорит и ношение пистолета. Итак, идёт 15-я минута фильма. Его избили. Ещё ничего не толком не произошло, но нервы у него натянуты как струна. Он на взводе и для себя уже всё решил. Нужна лишь небольшая спичка, чтобы месть полыхнула. Так, несмотря на чёткое осознание, что оружие ему носить нельзя, он в конечном итоге всё равно потакает своим установкам, эмоциям и страху.

Извините за неуместный каламбур, но разве под дулом пистолета Флека вынуждали брать оружие?

А поскольку Флек страстно поддаётся эмоциям и не привык отвечать за свои поступки, то у него ожидаемо «срывает резьбу» и в подземке, где он убивает трёх человек. И их социальный статус, вопреки последующей дезинформации в средствах массовой информации Готэм-Сити, не_имеет_ровным_счётом_никакого_отношения_к_мотиву.

К слову, как не иронично, именно этот нелепый и вывернутый наизнанку проброс в СМИ, который жадные до высоких рейтингов и ажиотажа телевизионщики подали людям через тему неравенства, оказал мощнейшее влияние на жителей Готэма, вызвав широкий общественный резонанс.

Таким образом, в эпоху постправды Джокер становится новым Мессией и «божественным избавителем».

Флек — Система 2 : 0.

Джокер 2019 IMG_8371 district-f.org

Это поразительно, однако подобный эффект производит на зрителя и сама кинолента Филлипса. За счёт манипулятивного постмодернистского стиля режиссёрской подачи, как я упоминала выше, мы, подобно жителям Готэма, не замечаем логических ошибок, теряем ясность ума и начинаем самозабвенно верить всему происходящему на экране.

«Дело во мне, или все вокруг с ума посходили?» — ехидно скалясь вопрошает у соцработника Флек, хотя кажется, что вопрос его имеет риторическую основу. В глубине души он не желает знать правду.

👁‍🗨 Наверх

ЧАСТЬ 3

И дело не в пресловутой «Системе». Единственная большая трагедия в жизни Артура Флека коренится в детстве и преступном бездействии его приёмной матери, которая отказалась предпринимать шаги для защиты ребёнка от беспощадных побоев и унижений со стороны одного из своих любовников.

Душераздирающее и губительное безразличие вкупе с эгоизмом и человеческой жестокостью. Как следствие, — тяжёлые психические заболевания и травмы головы.

К сожалению, Пенни Флек было удобнее не замечать острых проблем. Ей было проще находить оправдания, потакать внешнему локусу контроля, культивируя синдром жертвы, чем заставлять себя что-то д.е.л.а.т.ь. Она банально не хотела менять жизнь, подсознательно ощущая, что это повлечёт за собой болезненный выход из зоны комфорта, упорный труд и сонм тяжёлых решений, на что она попросту была не готова (увы, но даже ценой здоровой психики мальчика). Такова неприглядная правда. Всё остальное — отговорки. Люди эгоистичны и ленивы по натуре, и «Система» здесь ни при чём.

Во что же выливается эта «инертная философия» Пенни? Вместо реальных действий она выдумывает себе «удобную» «историю любви» и годами канючит, долбит письмами Томаса Уэйна, выпрашивая деньги.

Увы, но живые отголоски вышеупомянутой жизненной «философии» мы видим также в искажённом мышлении, в поступках и выводах Артура. Ему «ближе» упиваться превратностями судьбы, жалуясь на мироздание, нежели осуществлять какую-то внутреннюю проработку.

Тем не менее жизнь богата на испытания, и отнюдь не каждый человек может похвастаться счастливым детством и абсолютным здоровьем, однако столь простые вещи очевидны не для всех, в том числе для Флека, и он продолжает биться в исступлении, взращивая злобу на окружающий мир.

А поскольку проблему, как известно, невозможно решить, находясь на том же уровне мышления, на котором она возникла, то и для Флека всё превращается в замкнутый круг.

👁‍🗨 Наверх

IMG_8373 district-f.org

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Выстраивая подобным образом сюжетную линию, режиссёр романтизирует синдром жертвы. Перекрашивая смысловые оттенки, умело манипулируя эмоциями и подменяя карты с ловкостью карточного шулера, Филлипс создаёт недвусмысленный, «однобокий» визуальный нарратив, в котором бесславный убийца-Флек превращается для большинства в Победителя и Протагониста.

Для чего Филлипсу это нужно — отдельная тема. Я не берусь утверждать, что он — лишь очередная механическая кукла в лапах Чревовещателя, «говорящая голова», продукт современной Системы.

Но одно ясно точно: пока человечество будет потворствовать насилию, благоговеть перед убийцами и упиваться ролью жертвы, сетуя на обстоятельства, им будут управлять.

Пока человечество тратит энергию на слепую ярость, лелеет недовольство, возносит на пьедестал обиды и жалуется, им будут управлять.

Пока человечество живёт в оковах группового мышления, потакая конформизму, и ищет смысл в псевдоинтеллектуальном кино, им будут управлять.

А дальше думайте сами.

👁‍🗨 Наверх


я в соцсетях:   vkontakte   instagram   twitter   facebook   pinterest

ПОПУЛЯРНОЕ НА САЙТЕ:

Чего ожидать от соцсетей в 2020 году?
Лайтрум на ходу: набор пресетов «Абрис осени»
Лайтрум на ходу: набор пресетов «Дымчатая пастель»

🌿 Минимализм 101: лучшие вещи в нашей жизни — вовсе не вещи
🎥 Живое присутствие: 4 приложения для анимированных историй
Лайтрум на ходу: 10 пресетов, которые подвигнут на творческий поиск
🎥 Азы инстаграма: музыка в Stories и ссылки на любимые треки в SoundCloud

🎥 Полароид в кармане: 4 приложения для создания культовых ретроснимков
🎥 Анимация на ходу: 3 приложения для создания динамического текста

🎥
Фотошоп на ходу: 3 способа создать эффект хроматизма на фото и видео
🎥 Видеоразбор InShot: монтаж контента для Stories и не только
Топ-8 мобильных приложений для организации инстаграма
🎥 Азы инстаграма: как сделать анимационный текст
Мода достоинства: Russia. Modest Fashion Week 2019

_ПОСЛЕДНИЕ ЗАПИСИ:

5 thoughts on “Новый «Джокер»: романтизация синдрома жертвы
  1. Хорошая статья, приятно было читать. Однако при чтении я всё ждал, когда вы затронете вопрос реальности событий в фильме. Но, прежде всего, хочу сказать, что Филлипс специально снял картину именно от лица Джокера, во-первых, потому что подобного в предыдущих фильмах, связанных с Джокером не было, во-вторых, чтобы показать драму и заставить зрителя сопереживать.

    Конечно, вы можете противопоставить это тем, что драму можно снять и, не выставляя героя несчастным, и пытающимся противостоять «системе». Примеров, где гг (главный герой) борется с подобными трудностями, какими-либо недугами или обстоятельствами бесчисленно множество, и зрителя это тоже подкупило бы. Возможно, но не в случае с Джокером.

    По комиксам или по уже ставшему каноничному «Темному рыцарю», мы, то есть, зрители знаем и прекрасно представляем образ Джокера. Ведь, показав уже сформированный образ безумного убийцы и борца с правительством , этакого антагониста, люди не проявили бы столько эмпатии. Почему, потому что мы уже видели это ранее, от перестановки актеров эффект не меняется.

    Вдобавок к этому, встаёт вопрос реальности, который я упоминал ранее, и ближе к концу фильма, режиссер преднамеренно показывает нам сцены, в которых некоторые события в жизни Артура были выдуманными, придуманные самим Артуром. Это ещё сильнее (ИМХО) заставило проявить сострадание к герою великолепного Хоакина Феникса. Но, по моему мнению, режиссер не был до конца откровенным с нами, и не стал акцентировать внимание на других событиях, которые нам показались реальными, но на самом деле, они находятся в очень шатком положении в плане реальности. Что, если бОльшая часть, увиденная нами в фильме, действительно является лишь проекцией в сознании Артура? И, если это так, то как же зрителю теперь реагировать на этого персонажа?

    В современном мире, стали бы мы защищать человека, убившего толпу, и считавшего, что всё это видеоигра? Нет. А в фильме, потому что это Джокер и ему можно?

    Подытоживая, просто хотел обратить ваше внимание на вопрос реальности. И подумайте, если все это было в голове Артура во время пребывания в психлечебнице, то каково будет ваше отношение к нему и, если бы в концовке , режиссер сознался в этом, то какой эффект и впечатление фильм возымел бы?

    1. Спасибо за ваше мнение и что нашли время оставить комментарий.

      Вероятно, если бы режиссёр создал более мощный остов фильма и дал зрителю возможность уловить и почувствовать то, что всё это — только лишь фантасмагория, происходящая в воображении Артура Флека, то этот фильм имел бы больше смысла и совершенно другой посыл. Тогда, в случае иной режиссёрской «подачи» и меньшего количества сюжетных софизмов, можно было бы попробовать уйти мыслями в тему любви и непреодолимого стремления человека, лишённого таковой с самого детства, её обрести и почувствовать, почувствовать хотя бы «по касательной».

      Однако, если предположить, что Флек и вправду лишён чувства реальности и живёт в бреду и галлюцинациях в психиатрической больнице, то, на мой взгляд, эта задумка, подобно нитевидному пульсу умирающего, на всём протяжении хронометража «звучит» редко и слабо. По сути, всего два раза.

      Режиссёр практически не даёт шансов зрителю ухватиться за эту идею. В фильме и сюжете так непростительно мало режиссёрского и визуального «материала» и деталей, что то, о чём вы говорите, можно, если постараться, свести лишь к личной, субъективной интерпретации, догадкам. Я же люблю размышлять предметно.

      Хотя понимаю, как вы к данным мыслям пришли, ведь в противном случае эта кинокартина — всего лишь грандиозная провокация…

      Тем не менее, на фоне других событий и основных смысловых узлов фильма и общего агрессивного посыла, тема вымышленной реальности, увы, здесь чересчур хрупка и почти прозрачна, на мой взгляд.

      Вы спросили, каковым стало бы моё отношение к Джокеру, если бы в конце фильма выяснилось, что все это происходило лишь в голове Артура.

      Лично я, если рассуждать гипотетически, не усмотрела бы в подобном сюжете (опять же, в рамках ТОЙ ИСТОРИИ, которую нам В ИТОГЕ рассказал Филлипс) ни художественной, ни информационной, ни особой моральной ценности (за исключением, разве что, для особо увлечённых психиатров).

      Какой посыл вообще имел бы подобный фильм в сухом остатке? Итак, если грубо:

      1. Начало: душевнобольной живёт в вымышленной реальности в психушке;
      2. Кульминация: Душевнобольной фантазирует, что застрелил трёх идиотов в метро, якобы в стремлении «постоять за себя», и остался безнаказан (сама идея «постоять за себя» посредством убийства совершенно не вписывается в моё восприятие, ну да ладно, мы же гипотетически размышляем);
      3. Концовка: душевнобольной дальше живёт в вымышленной реальности в психушке.

      Ничего, кажется, не забыла. Какие мысли и эмоции это вызывает? Избитые вещи типа: быть добрее к другим, ибо у каждого разные «исходные данные»? Или мысль, что не надо калечить детям психику с малых лет? Что ещё?

      Грустно, если для осознания столь очевидных и общечеловеческих вещей кому-то нужно смотреть подобное кино. Тем более что-то подобное снимать. Поэтому, повторюсь, идея с вымышленной реальностью, при всех аспектах фильма, лично мне видится надуманной и притянутой за уши. Материала решительно недостаточно.

    2. И ещё вдогонку только что подумалось: если представить, что все события в фильме — это в действительности лишь чистая галлюцинация Флека, и он не убивал этих людей, то, исходя из этого, можно ТАКЖЕ ПРЕДПОЛОЖИТЬ, что его, наверное, никто и не избивал, над ним никто не глумился, его никто не увольнял…

      По такой логике Флек тогда, получается, тупо сидит в психиатрической больнице и бредит.

      Возможно, он вообще оттуда и не выходил никогда. Или, например, сидит там много лет, с самого детства. А воображение его набросало сюжеты после просмотра какого-нибудь фильма…

      Это же вообще психоделика и бессмыслица тогда получается, особенно для полноценного 2-часового хронометража, нет?

      1. Почему я и спросил про реальность, потому что сам Филлипс заявил, что не все в фильме было правдой. И уже исходя из его слов, я пришёл к выводу, что Флек что-то мог не совершать, например, убийство ведущего вечернего шоу в прямом эфире, (ведь к бунту горожан могло привести все, что угодно) а просто придумать у себя в голове, как он придумал роман с соседкой по этажу;)

        Поэтому, очень вероятен (95%) выход Джокера — 2, где режиссёр сможет приоткрыть завесу тайн и загадок зрителя о вопросе реальности, произошедшего в первой части.

        1. Поняла вас. Я не знала, что Филлипс сам об этом сказал. Однако, на мой взгляд, ему определённо стоило было глубже проработать и обыграть данную задумку в ленте, а не говорить об этом уже опосля на интервью. Фильм — это априори самостоятельная история. Мы анализируем фильмы предметно, по наполнению и сюжету, а не по дополнительным режиссёрским интервью. Упомянутая им идея, в рамках показанной зрителю сюжетной канвы, ощущается и выглядит надуманной, вымученной, плоской. При всём посыле картины, который нам подают сквозь призму восприятия Артура Флека, это со стороны режиссёра непростительная промашка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *